Помогите развивать независимый студенческий журнал — оформите пожертвование.
Close
 
Зачем заниматься муниципальной политикой в России после 24 февраля?
Муниципальный депутат Александр Замятин — о том, почему местная политика все еще важна для построения демократии в России
Автор: Александр Замятин
Публикация: 18 мая 2022
В сентябре в Москве должны пройти муниципальные выборы. До 24 февраля сотни независимых кандидатов готовились к ним в десятках районов Москвы, в апреле должны были запуститься общегородские проекты поддержки кандидатов. Теперь перед кандидатами и их сторонниками встал вопрос: имеет ли всё это смысл в новых условиях?

Местные выборы выглядят ничтожной мелочью, не заслуживающей усилий, на фоне развивающейся катастрофы. Как можно заниматься лавочками и клумбами, когда информационный эфир состоит из сводок убийств и фотографий разбомбленных городов? Фразы о том, что надо просто продолжать заниматься своим делом, звучат трусливо и лицемерно.

Однако всё это справедливо только в том случае, если мы смотрим на муниципальную активность через призму теории малых дел, то есть видим в ней лишь попытку продвигать небольшие улучшения на местах. Если же увидеть в местной политике именно политику, а не «тихую культурную работу», то станет понятно, почему ее значение в новых условиях никуда не исчезает. Приведу три аргумента в пользу занятия местной политикой в России во время «спецоперации».

Путинский режим поддерживает свою легитимность через выборы

Выборы важны не только для либерально-демократических режимов. Они также играют важную и парадоксальную роль в авторитарных режимах, что хорошо исследовано в современной политической науке. Вся вертикаль власти не может держаться на голом насилии, ей необходимо фабриковать добровольное согласие граждан.

Поэтому важнейшая функция российской государственной машины - обеспечивать необходимые результаты на разных выборах и голосованиях. Она очень болезненно реагирует на поражения, как можно было видеть по выборам губернаторов в 2018 году, в Мосгордуму в 2019 году и в Госдуму в 2021 году, когда консолидированное протестное голосование сметало кандидатов власти, поддержанных административным ресурсом. Иногда стремление власти контролировать голосования доходит до абсурда, как это было с выборами талисмана Новосибирска этой зимой, итоги которых даже пришлось отменить.

Муниципальные выборы в Москве не исключение. Можно посыпать голову пеплом и говорить, что выборы не имеют значения, но сама власть так не думает. Прямо сейчас собянинская мэрия ведёт масштабную агитационную кампанию своих кандидатов под брендом «Мой район», которая включает раздачу подарков с символикой «спецоперации» и «Единой России». Эта кампания построена на следующих посылах: Москва при Собянине продолжает хорошеть, в стране ничего не случилось, всё под контролем, народ должен поддержать власть.
Электоральная убедительность и милитаристское самодурство — две стороны одной монеты нашего режима. Если оппозиционные кандидаты добровольно отстранятся от участия в выборах, это будет означать легкую и разгромную победу действующей власти. Это, в свою очередь, приведет к очередной волне разочарования в нашем обществе (которое якобы выбрало такую власть, даже несмотря на войну) и деморализации («мы ничего не можем сделать»). Этого нельзя допустить. Как показал опыт последних лет, мы научились обыгрывать власть на электоральном поле, и странно было бы сейчас оставить эти позиции.

Остаётся резонный вопрос: допустят ли вообще независимых кандидатов до регистрации? И если да, то не завалит ли их дистанционное электронное голосование (ДЭГ), которое на выборах в Государственную Думу использовали для фальсификаций? Такие сомнения возникают в оппозиции перед любыми выборами в России, поэтому на них давно известно два ответа. Во-первых, успех в таком деле вам могут гарантировать только политические шарлатаны. Слишком высоки ставки: на кону демократизация России снизу.

Во-вторых, есть большая разница между ситуацией, в которой независимые кандидаты выдвинулись и смогли добиться реальной поддержки граждан, а затем их несправедливо лишили мандата, и ситуацией добровольного отказа кандидатов от боя ещё до его начала — в этом случае у кандидатов действительно нет поддержки, так что отсутствие у них депутатского мандата вполне справедливо.

Избирательная кампания и само депутатство — это хороший способ вернуть людей в политику

Если вы думаете, что депутаты занимаются лавочками и клумбами, то вы заблуждаетесь, потому что они не могут даже этого. Муниципальные полномочия в Москве устроены таким образом, что от депутатов вообще никак не зависит городское хозяйство. Те депутаты, которые шли на прошлые муниципальные выборы с иллюзиями о построении прогрессивного муниципального управления на местном уровне, постепенно разочаровываются и выходят из игры либо пересматривают свои взгляды.

На самом деле депутаты занимаются работой с людьми. При наличии достаточно сильных демократических убеждений и навыков депутат может помочь жителям своего района организоваться в сообщества и самостоятельно отстаивать свои интересы. Политическое оцепенение нашего общества устроено так, что иногда для активации коллективных действий достаточно одного публичного лидера, который поможет людям почувствовать свои права и возможности.

У кандидатов и депутатов есть необходимый для этого символический ресурс, поскольку люди воспринимают их не как маргинальных активистов, которым «больше всех надо», а как уполномоченных на это представителей власти. В своей депутатской практике я много раз видел, как люди стремительно переходят от частных вопросов из сферы ЖКХ к критическим суждениям о власти и желанию политического участия. При правильном подходе местный политик может запустить этот процесс реполитизации и организовать пространство для дальнейшего политического действия.
Местная политика — это альтернатива «геополитике»
Многие представляют себе политику как большую гонку за власть, в которой соревнуются лидеры государств и их элиты. Мы привыкли, что политика может быть либо кабинетной, когда узкая группа «больших» людей решает судьбы мира, либо митинговой, когда массовые протестные движения добиваются смены одних элит на другие. В обоих случаях подавляющее большинство людей остаётся отчуждённым от политики. Им остаётся только наблюдать, как кто-то принимает судьбоносные «геополитические» решения по телевизору.

Местная политика представляет альтернативу такому геополитическому подходу. Концентрация власти «наверху» означает утрату нашей власти над собой «внизу», на уровне повседневных городских дел. Если мы хотим построить демократическую страну после путинизма, то для этого недостаточно избрать классного президента, представительные парламенты и достойных губернаторов. Для этого нужны массовые общественные движения, достаточно сильные для того, чтобы конкурировать за власть с другими политическим субъектами и не давать никому монополизировать её. Развитие местного самоуправления будет играть здесь критически важную роль.

В частности, серьёзных реформ рано или поздно потребует абсурдно централизованная система власти в Москве. Сформировать и реализовать запрос на более горизонтальное управление городом могут только местные политики и низовые движения, созданные реполитизированными горожанами. Сейчас это осознают лишь единицы местных лидеров, которые могут заложить основы реполитизирующего подхода к муниципальной политике. Чем раньше мы займёмся этим, тем быстрее и лучше справимся. Поэтому наша работа сейчас — это задел на десятки лет вперёд.

У всех провластных кандидатов в Москве есть общий избирательный штаб, поэтому независимые кандидаты на самом деле сражаются не с мелкими местными единороссами, а с их начальством в виде собянинской мэрии, которая, в свою очередь, является важной опорой путинского режима. Предстоящие муниципальные выборы, конечно, не решают их судьбу, но остаются важным фронтом политической борьбы, на котором формируется демократическое движение.
Кандидаты Кремля неожиданно проиграли губернаторские выборы в четырёх регионах, в том числе в Хабаровском крае, где губернатором стал Сергей Фургал.
Кандидаты мэрии проиграли в 20 из 45 округов, в том числе такие ресурсные кандидаты, как Андрей Метельский, Валерия Касамара и Сергей Зверев.
В 9 из 15 московских одномандатных округов на обычных участках победили кандидаты от оппозиции, но после введения результатов ДЭГ мандаты перешли к кандидатам Кремля.